Skip to content

Жак Рансьер: искусство – это ненаправленный взрыв

Народ, толпа и мнимый популизм Ни дня не проходит без критики, которая со всех сторон доносится в адрес популизма и рисков, с ним связанных. Но не так уж просто понять, что означает само это слово. Ни дня не проходит без критики, которая со всех сторон доносится в адрес популизма и рисков, с ним связанных. Несмотря на различные вариации значений, согласно господствующим установкам, его характеризуют три ключевые черты: Ясно, однако, что три эти черты необязательно связаны друг с другом. Это убеждение не влечет за собой никаких расистских или ксенофобских настроений. Для того чтобы заявить, что наши политики больше думают о своей карьере, чем о будущем своих соотечественников, или что те, кто находится у власти, действуют в интересах финансовой элиты, не требуется демагог. Оно не указывает ни на какую-то определенную идеологию, ни на последовательный политический стиль.

Парадокс о зрителе: «Эмансипированный зритель» Жака Рансьера

Один только человек из всех живых существ одарен речью. Так вкратце формулируется идея о политической природе человека—химера древних, согласно Гоббсу, который берется заменить ее точной наукой о движущих силах человеческой природы; или, напротив, вечный принцип политики общего блага и воспитания гражданина, противопоставляемый Лео Штраусом характерному для Нового времени утилитаристскому умалению требований сообщества.

Но прежде чем отвергать или восхвалять сию природу, следует чуть углубиться в своеобразие того, как она выводится. В высшей степени политическое предназначение человека удостоверяется неким показателем: Выявляет же речь и делает очевидным для сообщества внимающих ей субъектов не что иное, как полезное и вредное—и, следовательно, справедливое и несправедливое. Владение этим орудием выявления подчеркивает разделяющее два типа живых существ различие в причастности к чувственному:

Ключевые слова: власть, Аристотель, Бадью, Делез, Ницше, Рансьер, по- .. нежели ты сам, — это черта всякой «подлой породы», которая из страха.

Для политической философии Рансьера характерны ряд ключевых понятий: Политика — деятельность, предметом которой является равенство [2]: Несогласие — непреодолимый конфликт между людьми, который заложен в природе человека и проявляется в речевой ситуации , когда один из собеседников сразу и понимает, и не понимает другого.

Полиция — символическое упорядочивание социального, направленное на определение доли участия или отсутствия участия у каждой части. Понятие восходит к работам Мишеля Фуко х годов [3]: Равенство — совокупность практик, направленных на удостоверение равенства кого угодно с кем угодно. Постдемократия — консенсусная система современности, основанная на тождестве общества и индивида и рассмотрении общества как суммы его частей.

Но, в первую очередь, речь шла об ином: Впрочем, таково довольно частое применение закона сегодня: Но ведь закон есть то, что преобразует это Единое чувства в Единое понятия. И, наверное, именно это составляет принцип того, что называют консенсусом: Но эта взаимообратимость работает также и для субъекта закона.

Мне не достанет ловкости Рансьера, чтобы добраться до политики, . по поводу Малларме (и это слово вызывает у меня страх), судя по всему.

Скопин Нижегородский государственный лингвистический университет им. Рансьер показывает, что равенство с самого начала представлено в виде дилеммы: Тогда он воспользовался франко-фламандским двуязычным изданием: Это позволяет Рансьеру сделать вывод о различии между педагогической волей и знанием. Однако Рансьер дистанцируется от выводов, которые можно сделать из подобной констатации. Это выводы многочисленных антиавторитарных педагогик, которые пытаются освободиться от усилия воли и сосредоточиться на связи от знания к знанию.

Эти педагогики построены по принципу сократовской майевтики:

Народ, толпа и мнимый популизм

Для политической философии Рансьера характерны ряд ключевых понятий: Политика — деятельность, предметом которой является равенство [2]: Несогласие — непреодолимый конфликт между людьми, который заложен в природе человека и проявляется в речевой ситуации , когда один из собеседников сразу и понимает, и не понимает другого.

Эстетика И. Канта и эстетические режимы Ж. Рансьера проявление уважения: испытание страхом, смирение гордыни и признание.

поп - 8. Именно поэтому он отдает предпочтение отсылающему к вымыслу институту театра. В связи с этим резюмировать несобственное собственное литературы можно в ударе шпаги Дон-Кихота, рассекающего марионеток маэстро Педро. Маэстро Педро — сёрлианец. Устройство его театра имеет в виду такую условность, как приостановка действия обычных условностей референции. А вот Дон-Кихот нарушает все эти условности и их условную приостановку. Кроме того, оно не может постулироваться, не нарушая соотношения между порядком свойств и порядком обозначений.

Стало быть, оно с необходимостью вводит разлад, беспокойство в перцептивный опыт, в отношения между высказываемым и видимым. И как раз здесь вопрос литературы сплетается с вопросом о демократии: Литература не имеет дела с властью, она имеет дело с консенсусом.

По Европе опять бродит призрак - 1.

Однако, как пишет В. Основная тема Рансьера — равенство. Равенство для него — отнюдь не политическое, а этическое и философское понятие, определяющее политические ситуации, в том числе и конфликтные; будучи независимым от экономических или каких-либо ещё споров или конфликтов, оно всегда идёт вразрез с нормами, правилами и установлениями, всегда вырывается из настоящего и требует его постоянного переопределения.

Политика не есть осуществление власти. Политика должна определяться сама собой, как особый образ действия, используемый соответствующим субъектом и подлежащий ведению особой рациональности. Именно политические отношения позволяют помыслить политический субъект, а не наоборот.

Рансьер же утверждает, что вообще нет эстетики без политики, это одной из причин нового страха, сковывающего, по Пиранделло.

Политика и эстетика в фильмах Штраубов Часть третья Перевод: Начало - часть первая , часть вторая. Мы здесь, на этом просмотре, иногда задаемся вопросом, что же нас привело к Штраубам… Можете ли вы, Жак Рансьер, рассказать нам, как вы пришли к их фильмам? Я был очень рад увидеть этот фильм, но не сказал бы, что он знаменует что-то конкретное в моей жизни. Отношения со Штраубами мне всегда навязывались: Дальше я смотрел фильмы, которые мне нравились или которые понравились потом, а сначала не очень.

Скажем, в очень разные моменты своей жизни я смотрел некоторые фильмы в хаотическом порядке — без ощущения того, что я страстный поклонник Штраубов. А затем, два или три года спустя, кое-какие молодые фаны Штраубов сказали мне, что хотели бы объединить две свои страсти в одну, то есть, чтобы я говорил о Штраубах. Я пошел смотреть этот фильм, уверяя себя, что это вряд ли будет забавным зрелищем, но был совершенно захвачен его лирической силой.

Я говорил о нем, восхваляя Штраубов. И вот, значит, что у нас имеется.

Вы точно человек?

Губительное равенство уступало место расчету экономически выгодного и социально терпимого равновесия. Но это по видимости скромное положение на самом деле включает в себя предположение, из-за которого возникает вся проблема. Ее переворачивание оборачивается разрывом.

Жак Рансьер. Народ, толпа и мнимый популизм интересами; риторика идентичности, выражающая страх и неприятие посторонних.

Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам? Наши правители и интеллигенция с готовностью приписывают феномен страха и ненависти широким массам, считая себя людьми, которые стоят выше этих эмоций. Однако правда заключается в том, что в наши дни страхи распространяются именно властями. В этом им способствует такое вездесущее понятие, как безопасность. Это предоставляет возможности для структурной манипуляции массовым сознанием.

Однако я не считаю, что распространение информации и коммуникационных технологий увеличивает степень страха. На самом деле, в обществах, где распространению информации ничто не препятствует, происходят прямо противоположные процессы, поскольку это дает возможность разнообразить источники получения информации, позволяя с большей долей скепсиса относиться к пугающим сообщениям.

Но наши власти действуют иначе. Они сообщают, например, что им стало известно о готовящемся теракте в столице одной из крупных стран.

Рансьер - Несогласие

Книга Рансьера предлагает новое понимание действенности визуального искусства, переопределяя роль зрителя и оспаривая традиционные представления об активной и пассивной сторонах театрального события. Теоретики искусства обычно описывают современную зрительскую аудиторию как эстетически и политически пассивную. В ответ художники попытались превратить зрителя в активного агента, а спектакль — в общественное производство.

Рансьер смотрит на эту попытку освобождения совершенно по-другому.

Жак Рансьер — всемирно известный философ, профессор университета Париж .. (И, на свой страх и риск, напомним, что одноко- ренным к этому.

Четверг, 19 октября В Москве: Во многом это связано с тем, что первая работа этого автора по-русски была опубликована лишь два года назад. Несмотря на то, что Жак Рансьер принадлежит к звёздному сообществу французских философов, он практически неизвестен российскому читателю. Основные же тексты, полностью раскрывающие значение используемых автором понятий и представляющие развитие программных концепций в философской системе, всё ещё не переведены на русский язык.

Жак Рансьер родился в году в Алжире. По рекомендации Мишеля Фуко в получает назначение в университет Париж , в котором по настоящее время является профессором философии. В течение последующих лет выпускает ряд работ с характерными названиями: Именно такой подход позволяет переосмыслить политическое, поставив вопрос о его границах, позволяющих получить отчётливый статус. Но этот статус - двусмысленный, характеризующийся противостоянием двух принципов.

Один из них - полиция, выступающая как форма разделения и регуляции привычного нам мира на общественные группы и функции, вытесняющее пустоту и исключающее всё дополнительное, лишая его социальной ценности, и собственно политика, которая для Рансьера является актом человеческого действия, основанном на разногласии.

Обзор изданий о «конце искусства»

Наши правители и интеллигенция с готовностью приписывают феномен страха и ненависти широким массам, считая себя людьми, которые стоят выше этих эмоций. Однако правда заключается в том, что в наши дни страхи распространяются именно властями. В этом им способствует такое вездесущее понятие, как безопасность. Это предоставляет возможности для структурной манипуляции массовым сознанием.

Рансьер также пишет, что существование политики ни не является Гинзбург Карло. Страх. Почтение. Ужас // Социологическое обозрение.

Извините, но для просмотра этой страницы у Вас недостаточно прав. Вы должны авторизоваться или пройти регистрацию.

ПОЧЕМУ МЫ БОИМСЯ? ЧТО ТАКОЕ СТРАХ?

Published on

Жизнь без страха не просто возможна, а абсолютно доступна! Узнай как можно стать бесстрашным, нажми тут!